Познакомили дочь с розгами и ремнем

Вид из окна (Даилда Летодиани) / Проза.ру

познакомили дочь с розгами и ремнем

Или ремень, или розгу, или чего там еще приговорим. Запомнила? – И . Господи, да кому какое дело до того, как они познакомились? Главное, что они. Екатерина: Одноэтажный дом, где жила эта небольшая семья, стоял окраине посёлка. Ремнём, розгами, крапивой, плёткой» Мама: «Леночку я не дам плёткой пороть. И розгами . Пора уже познакомить её с отцовским ремнём. Только хуже сделаешь, все той же Дашутке А дочка она Ермилу или нет .. Но вот ремень или розги попроще — и тогда Они познакомились.

Самый быстрый и эффективный. Именно ремень объяснил мне опасность для моего здоровья курения за гаражами, драки в школе, воровства яблок с чужих огородов. Именно ремнем мне объяснили, что нельзя жечь костры на торфяных болотах.

Словами до тебя не дошло бы??? Или никто не пробовал? Например, что нельзя есть конфету до супа. Но если я съем, никто не умрет. А если подожгу торф, буду курить и воровать - это преступление. Поэтому ремень - он как восклицательный знак. Я думал о том, что больше не буду делать то, за что меня наказывают.

Воспитание отца - это час перед сном. Он пришел с работыпоужинал, выпорол за проступки, и тут же пришел целовать перед сном. Знаешь, я обожал отца. Любил больше мамы, которая была добрая и заступалась. Ты говоришь, что бить детей - это норма. Говоришь это, просто другими словами. И все расскажут тебе в журнале "Щисливые радители" о том, какую психическую травму наносит ребенку удар по попе.

А я, как носитель этой попы, официально заявляю: Чем дольше синяки болят, тем дольше помнятся уроки. Все то же, как всегда, тот же скошенный столбец под второй стрехой, те же запахи сена и дров, те же пылинки танцуют напротив малюсенького окошка. Уж сколько сюда заходила, а вот так, чтобы по доброй воле да и с желанием… Какое тебе тут желание, дурочка с переулочка! Вот же, зараза, и не поймешь, тут или нет… Чисто охотник в засаде… Ну и.

Не пришел, так не пришел. А пришел — так пришел! Лишь тогда довершила движение, скользнув по гибкой спине легким ситцем снятого сарафана. Небрежно кинула в сторонку, завела руки за голову, раскрутив мокрый после бани узел волос, мотнула головой, всем телом ощутила неслышный восторженный стон. Еще раз махнула волосами, еще раз изогнув тело. Знала, что вот так — как есть самое красивое… что груди колыхнутся, что на фоне дверей она вся как на картинке, золотая на золотом!

Бочком шагнула к кособокой перекладине, привычно вскинула руки, прижалась к ней животом, чувствуя знакомый гладкий ствол между грудями. А крыша — дело точно знакомое: Говорят, что и в городе в сервисе ржали не меньше, когда перекрашивали.

В очередной раз влупив молотком по пальцу заместо гвоздя, Пашка решил: Леська выглянула из дверей, ярко улыбнулась и через мгновение туго ткнулась грудями, чмокнув то ли в щеку, то ли в солидные три волосинки пушка на верхней губе: Ух ты, какой стал!

Полгода не видела, а какой лось!!! Бабка копошилась у комода, раскладывая Леськины гостинцы, а вот этот пакет явно предназначался для него: Сам же просил про машины… Вот, и это держи.

Покружил бы, да с каждым разом, с каждым ее приездом все сильней то ли побаивался, то ли отдалялся, сам себе рисуя несбыточную мечту в виде вот этой курносой Леськи, которая теперь ну вся ученая и вся городская… или не вся? Чуть не подпрыгнул на месте и заторопился, чтобы не мешать, чтобы быстрей все дела сделали и чтобы быстрей вечер, чтобы на Резвяк, чтобы… Неужто и вправду девки шептались, что у городских сейчас купальники такие есть, будто он есть и вроде как нету?

Типа оденет, а вся сама как есть… Помотал головой, догадавших, что все еще стоит в сенях, и пошел ждать побыстрей вечер …Доколотив последнюю дранку и спускаясь крыши, глянул на солнце. Не, оно так никогда до вчера не доберется! Пойти, что ли, снасти проверить?

Дался этот чертов купальник… Не может такого быть, чтобы одетая и вся голая. Или у Леськи спросить? Год назад и спросил бы, секретов отродясь не было, а сейчас, не… Да и чего спрашивать?

Все бы свои куникулы с лавки не слезала бы под прутами… — Да чего ты, бабуль! Все сейчас так делают! Пашку заклинило у крыльца. Ну, точно, Леська вот этот самый купальник привезла! Врастая в землю, впитывал их не особо сердитую перепалку и рисовал себе Леську, которая сейчас крутится у ихнего старого, подслеповатого зеркала и показывает всю себя, ну которая в купальнике и как есть вся голая! Сунуться к занавеске… Или заметят? Или… Внутри пристукнула дверь сеней, Пашка торопливо перевел дыхание, аккуратненько постучал.

Принимая пакет, просветил сарафанчик как рентгеном. Ее сарафанчик еще школьные годы помнил, коротышка, и как есть половина тугих ядреных голышей вдруг с размаху, сладким ударом Пашке по глазам!

Не бывает таких купальников! Голая Леська под сарафаном… Ну как есть голая! Проглатывая ватный ком в горле, пошел снова торопить солнце и опять закрутил в голове вопрос — а тогда какую ж такую моду бабка Леське обещалась прутом выстегать?

Он ведь зашел ну почти сразу, она разве что сарафан накинуть успела. Тьфу ты, черт вас побери, с вашими модами! Споткнулся о Епифаныча, здоровенного Леськиного кота, который мрачным мявом коротко послал его со вполне человечьими интонациями. Вот далась им эта мода… Не понимают ни фига, а туда же — по рукам пошла, это гулящий знак! Языки без костей… — помотала в кадушке прутьями и поежила плечи, словно уже свистнул пучок пониже лопаток.

А сама чего, не знала? Утро было светлым, почистили зубки, как говорила Тоня, и пошли завтракать. На столе стояли две полные тарелки манной каши. Баба Тоша придвинула ее обратно и сказала, что я должен научиться есть то, что полагается и полезно.

Тоня встала и вышла в папину комнату. Вернулась с ремнем в руках. Подняла меня на ноги за подмышки и стала снимать с меня штаны. Я дернул треники вверх. Я обомлел и действительно вытянулся в струну. Она делово сняла с меня штаны вместе с трусами, положила к себе на колени лицом вниз и била ремнем.

Первый раз в жизни меня били, еще так цинично, молча. Била сильно и обстоятельно. Я кричал, плакал, пытался вырваться, но это оказалось невозможным. Вдруг резко поставила на ноги, натянула одежду и подвела к раковине, умыла и посадила к себе на колени, взяла ложку с манкой.

Я покорно стал есть кашу. Так она скормила мне всю тарелку. Я вышел к себе, хотелось плакать, но слез не. Я лег, как папа тогда, на живот и стал играть в приставку. День прошел тихо, мы не разговаривали, не ссорились, не мирились. Обед и ужин были очень вкусными. После ужина я попросился в парк. Мы играли в парке, и опять тетя Тоня кокетничала с дедушками. Папе я ничего не сказал. Весь следующий день мы провели на речке. Тоня научила меня нырять. Она оказалась прекрасной плавчихой.

Пожурила Витю за глаза, за то что, до сих пор не научил меня нырять — Сам как дельфин прыгает. Он вообще тобой занимается? Я рассказал, как мы ходим в походы, делаем вместе уроки, играем. Больше такого чтоб не было!

  • Всыпать ремня - самый доходчивый способ коммуникации для детей, или Моя отповедь ювеналам
  • Долгий сон (fb2)
  • 4 года в разводе - дочка до сих пор убивается по отцу...

Вечером я говорил с одноклассником по телефону и кривлялся перед зеркалом. Аппарат соскользнул с тумбы, и в дребезги.

На шум из кухни вышла Тоня. Я изумился ее словам. Я побежал в туалет. После велела собрать осколки и вынести мусор. Я поспешил исполнить приказание. Когда я водрузил мусорное ведро на место, Тоша подошла ко мне и сжала ухо так, что я аж закричал от боли.

Тут же понял зачем посылала в туалет. Сжимая, она еще и трепала ухо. Я думал она оторвет мне его, плакал, кричал. Так, оттрепав меня за ухо, ввела не отпуская уха в гостинную и поставила лицом в угол между шкафом и стеной.

Даже когда ее не было в квартире, я не решился пошевелиться. Стоял в углу часа три. Только стыд и обида угнетали. Как только установила аппарат, позвонил Витя, и она сказала, что я подойти не могу, потому как наказан. Я слышал как кричал папа, как умолял не бить. Мне стало еще стыднее и я заплакал. Тоня успокоила отца и пообещала не пороть меня, а вот его обязательно выдрать. Я представил Витю, как он нервничает, и стыд буквально задушил.

В 11 вечера Тоня выпустила меня из угла и осталась довольна узнав, что ревел я от стыда. Отец работает, как проклятый, а ты вещи портишь. Витька все для тебя делает. Вон под ремень готов вместо тебя, а ты! Я никогда, просто так ни за что, пальцем никого не трогаю. Погладила по голове и укладывая спать даже поцеловала.

Четвертый день мы провели празднично. Поехали к Нининым дедушке с бабушкой — родителям дяди Юры. Дедушка Евгений и баба Галя любили меня, считая своим внучком. Когда она прикасалась всегда хотелось прижаться к. Руки бабы Тони были теплые, сильные. Во дворе была прекрасная детская площадка, на которую меня отпустили. Родители рассыпались друг другу в комплиментах по поводу детей. Было приятно слышать, как родители дяди Юры, хвалили нашу Вику. И хозяйка она хорошая и воспитаная и вообще человек чудесный.

Часов в 10 Тоня спохватилась. Распрощались и примчались домой на такси. Не успели войти позвонил папа, он звонил уже раз 8, и не успел я взять трубку, он закричал: Все нормально — пытаясь перекричать его, орал.

Тоня отобрала трубку и спокойным и тихим голосом сказала: Мы были у Ежовых. Я услышал срывающийся голос отца. Я твой любимый пирог испеку. И мы тебя целуем. Только легли, в дверь позвонили, и на пороге появились папины подруги Ника и Лика. Они приезжали, на красной красивой машине, когда им было удобно, иногда в 2 часа ночи. О встречах они никогда не договаривались. Это всегда был приятный сюрприз и для меня тоже, потому что компенсацией, за папин уезд с ними, я всегда получал три огромные плитки шоколада.

Вот и сегодня, не успела Тоня открыть дверь, Ника вошла без приглашения, протянула гостинец и спросила, где их "ненаглядный принц" и что это за "дива". Дива-баба Тоша — сухо поведала им, что она мать Виктора, а сам будет только завтра. А мамаша-то красавица, теперь ясно, в кого наш принц такой славненький, и молодая.

Вид из окна

Ваш сынок вас убил. Тоня прикрыла за ними дверь, и взяв меня за руку повела обратно в спальню, уложила, забрала шоколад и спросила, как часто бывают у нас в гостях эти девушки. Я радостно, почти хвастаясь, поведал ей что они никогда не остаются и что Витя уходит с ними на ночь. А утром возвращается веселый и уставший.

Тоня поцеловала меня в лоб и пожелала спокойной ночи. Утром она пекла пирог для папы. Я очень радовался его скорому приезду, и она радовалась. Пошли в парк собрать цветов. Я бегал по поляне, рвал ромашки и периодически преподносил ей, она принимала букетики и благодарно целовала.

Сама набрала странный букет березовых веток, очень красивый, и поставила его в ванной. Потом зачем-то сорвала все листья и положила палочки в воду, а листья на шкаф — Будете с папкой чай березовый пить и меня вспоминать.

И кашку березовую он тоже любит. Возбужденный, радостный расцеловал нас, а мы. Витя привез мне в подарок свирель, а Тоне кедровые орехи. До вечера сидели болтали, ели вкуснейший в мире пирог. Баба Тоня хвасталась, тем как хвалили Вику.

Старшие вспоминали Витино и Викино детство. И Тоня сказала, что тогда он не врал, ну или побаивался врать, а сейчас обманывает людей и не стесняется. Он зажмурился обхватив голову руками и сдавленным голосом попросил: Такая перемена в настроении родных меня напугала, и я отпросился во двор. Отец поспешно согласился и отпустил. Пока одевался слышал их разговор.

О ребенке думай, кабель! Не могу же совсем как евнух жить. Звуки пощечин донеслись до меня, и я убежал.

познакомили дочь с розгами и ремнем

Вернулся скоро, никого не оказалось во дворе. Когда вошел домой, Тоня собирала чемодан, папы нигде не было. Я хотел войти в его спальню, но баба Тоша опередила меня — Не суйся! В щель я увидел, что папа лежит на кровати, и распахнул дверь. Он лежал лицом вниз со связанными руками и ногами, зафиксированными к спинкам кровати, абсолютно голый.

А главное, все его тело покрывали алые и лиловые полосы. Я замер, а Тоня начала отвязывать Вите ноги. Как только она ослабила путы, ягодицы задрожали. Я понял, что папа не делал этого специально. Потом она высвободила ему руки, и Витя тут же свернулся калачиком и натянул на себя покрывало.

Он прерывисто дышал и не смотрел на. Я залез к нему на кровать и прижался насколько смог, он приобнял.

познакомили дочь с розгами и ремнем

Ты вырастешь и, может быть, поймешь. Прости — прошептал папа. Я понимал, что говорю глупости, но мне хотелось его отвлечь. Витя криво улыбнулся и поцеловал. В следующий раз я увиделся с бабой Тошей через три года, когда она приехала в сопровождении двух одинаковых зеленых автомобилей BMW, подарков на летие папы и тети Вики. Связь поколений Лето было патологически жарким, и я решила совместить полезное с приятным. Сняла комнату с пансионом подальше от города в богатой деревне.

Семья, у которой я снимала комнату, была молодая, многодетная. Троя детей были прекрасными фотомоделями. Стала создавать портфолио каждого члена семьи. Хозяин дома — тракторист летний Петр — любитель поболтать. Жена его — Люда — тоже приветливая с широкой улыбкой летняя крепкая, неутомимая баба, управлялась с хозяйством и детьми весело и, казалось, радовалась каждому дню.

Светик-семицветик

Старший сын — Пашка — 13 лет от роду. Смотрел с недоверием, а голос мальчика я услышала только на третий день своего прибывания у. Длинные светлые волосы всегда растрепаны, потому как Галя все время в движении. Младшенькая тихая и рассудительная Анечка 5-ти лет любила играть в дочки-матери. Дни своего отдыха я проводила в полях, лесу, а большей частью наблюдая за хозяйскими ребятишками.

В первый же день Галя посвятила меня во все деревенские сплетни. Только внука ей оставили —Саньку. Тетя Маня -папина сестра, работает училкой в школе, и очень строгая и злая. Бойко объяснила, как и откуда носить воду.

Колодец со вкусной студеной водой был всего в 40 метрах от их дома. Он и гусей кормит и по воду ходит, а заленится, получит. Так ему и. Вот и сегодня утром погрозил. А я папке сказать успела. За обедом я поинтересовалась, где остальные дети. Оказалось, что Паша помогает отцу в поле, а Аня понесла им обед. Я была удивлена, что летний мальчик водит трактор. А чо, не с босовьем же по деревне шариться. Вчера вон к бабе Нюре опять дачники понаехали. Опять, как в прошлом году, Павку звать.

Им хиханьки-хаханьки, а сыночку моему потом в конюшне реви, — возмущеным тоном рассказывала Люда Половины ее рассказа я не поняла, только пыталась диалектные словечки запоминать. Любопытно было мне наблюдать моих современников, говорящих и живущих будто век тому. Примерно через час вернулась Аня. Вся перепачканая, даже на голубых бантах грязь. Мать накинулась на нее с бранью. Ругает девочку, а сама огромное корыто на середину двора вытащила, водой наполнила, и Аньку уже голенькую в ледяную воду посадила.

Намылила с ног до головы, и из ушата обдала ребенка колодезной водой. Ребенок в плач от холода и обидных слов. А Люда моет дочку, хохочет, и за каждым упреком еще и шлепает. Вой, плач, смех — все включал в себя холодный душ. Галька на шум на крыльцо выскочила, хохочет, чуть вниз не упала. Мать заметила это и крикнула ей — Упади, измазайся мне, дура, следующая будешь! Обтерев малышку, накинула на ребенка тоненькое платьице и посадив на колени, целовала и волосы ей расчесывала.

Я все успела заснять. Чудо а не кадры. За этим фееричным действом следили гуси. Оказалось, что с пристрастием. Как только Аню из корыта вынули, туда попрыгали птицы и плескались в пенной воде. Штук 20 фотографий сделала. Я его тогда первый раз увидела. Худой, широкоплечий, загоревший перенек совершенно не удивился, увидев у себя дома постороннего человека. Я поздоровалась и собиралась представиться, но Паша молча взял со стола кусок хлеба и вышел в спальню.

Чуть позже сына пришел отец семейства. Все женщины окружили. Девочек расцеловал, жену приголубил, со мной про столичную жизнь поболтал. Его, в тот вечер, я больше не видела. После ужина Люда помогла мужу обмыться на заднем дворе, и все семейство улеглось спать.

Утром в 6 часов отец с сыном ушли на работу. Петр бодро вышагивал, а за ним буквально плелся Пашка. Я в окно увидела эту процессию и сфотографировала. Весь день я гуляла по лесам и полям. Искала заброшенный пруд, но побоялась заплутать, и вернулась, с тремя отснятыми пленками, прямо к ужину.

Петр ел с удовольствием, держа на руках Аню, Галя без умолку рассказывала о том, как прошел ее и мамин день, как и чем жила деревня. Паши за столом опять не. О нем будто и не помнили. Я хотело было спросить, но постеснялась. Может, у них так заведено. На третий день наконец Паша вошел чуть бодрее и первым поздоровавшись, спросил краснея, где мать. А меня Инна зовут. Голос у мальчика оказался приятным, глубоким, начинал ломаться. Паша улыбнулся широкой доброй улыбкой и побежал за матерью.

Обратно шли весело болтая. Он с двумя ведрами, а Люда с букетом полевых цветов. Счастливые вошли во двор, и Люда похвасталась, что это ей сынок цветы приподнес. Настроение у всех было замечательное. После ужина, за которым наконец был и Паша, отец позвал его во двор.

Че, здесь нельзя поговорить? Пашка сник и часто задышал. Отец встал и вышел не отвечая жене, сын поплелся следом. Я стала нагло подглядывать в окно, и Галька, подсев ко мне, прижала нос к стеклу. Будет знать, как Саньке рожи корчить.

познакомили дочь с розгами и ремнем

Я вошла и начала было поучать Люду о невозможности подобного обращения с детьми. Но осеклась, увидев слезы на ее светлом личике — А что я супротив хозяина могу? Ты ж слыхала, я пыталась. А Галька завтра получит у. Она отцу все время на брата кляузничает. Петр третий день сына порет. Сердце болит-тяжело дыша говорила Люда. В это время в комнату вошел мальчик, исподлобья глянул на мать, и мы поспешили выйти.

Он лег на свою кровать и тихо заплакал. В зале Петр решал задачки с девочками. Так назвала сама, рыдающая на заднем дворе после получения нескольких оплеух девочка. Меня зато папенька любит. Меня побила, а сейчас придет извиняться и плакать -ухмыльнулась, перестав всхлипывать, маленькая стервочка.

Она оказалась совершенно права. Минут через пять-шесть пришла смущенная Люда и, поцеловав дочку, дала ей конфету. Сказала, что они делают своих детей врагами таким непоследовательным воспитанием и многое еще наговорила. Молодая женщина слушала меня, как провинившаяся троечница, низко опустив голову.

16 лет - ума нет. Я в шоке. Дочь ворует.

Мне стало неудобно, и я, извинившись, буквально убежала в поля. Далеко, почти на горизонте увидела трактора и пошла к ним, не обращая внимания на жесткую траву, режущую ноги.

Подошла к веселым трактористам, стала фотографировать. Они с удовольствием позировали. Среди них был и Пашка. Приятно было видеть его в хорошем настроении, беззаботным. Я смотрела на него сквозь объектив, и захотелось научить его фотографировать. Подозвала и дала аппарат, научила куда и как жать. Он сделал несколько очень недурных фото. После проявки стало понятно, что у мальчика неплохое художественное виденье. Около рощи меня догнал Паша — Можно, с Вами пройдусь? Все ребята на речку ходят.

Один я как проклятый вкалываю. Выпорет вечером, и. Завтра опять сюда идти. Стоит из-за прогулки боль терпеть? Сам не дам, Галька придумает. Может весь месяц драть, а потом недельки две и пальцем не тронет. Так мирно беседуя дошли до дому.

Люда, сына как увидала, руками всплеснула и заголосила. Я хотела заступиться, но не успела. Мать, как коршун, налетела и оплеух надавала и по плечам мальчика била. А он стоял как вкопаный. Притомившись, мать присела на бревно, тут же у ворот. Отец ведь шкуру спустит. Все как люди, один я работаю — не проронив не единой слезы, понурившись ответил мальчик — А розги с возжами не надоели? Пашка молчал, не смея отойти.

Я подсела к Люде и предложила поговорить с Петром. Не любит он. Иди, дуралей — улыбаясь поманила мать парня, — хоть скупнись. Когда еще на реку попадешь? Он потупился и наклонившись поцеловал мать, и она расцеловала мальчика и по головке погладила.

Выдерет на обе корки. Хорошо б лень стало розги собирать, а старые я выбросила. Она говорила так буднично и просто, что у меня закружилась голова. Я перезарядила аппарат и попросила Гальку проводить меня на реку. Ребята прыгали с моста, резвились в воде, переплывали неширокую речку вдоль и поперек. Пашка не отставал от товарищей. Галька запросилась в воду, и брат играл с нею и опекал как. Изумительные фото сделала я в тот день. Шли домой уставшие, но довольные.

Девчонка подпрыгивая радостно пообещала братучто все — все папе расскажет. Я разозлилась на нее, а Паша махнул рукой. Вернулись прямо к ужину. Галька рванулась к отцу, тот подхватил ее, расцеловал.

В дверях появился Паша. Отец опустил дочь на пол и пошел прямо на мальчика. Тот рванул от него во двор и забежал в конюшню. Петр почти бегом вошел следом. Люда всплеснула руками, схватила Аньку на руки и выскочила в спальню. Галя пожала плечами и начала делово раскладывать на столе раскраски, явно собираясь устроиться поудобней.

Я же, вооружившись фотоаппаратом, побежала следом за хозяином. Окошко в конюшне было небольшим, точно по размеру объектива. Установила на автоматическую съемку, а сама отбежала прочь, чтобы не слышать душераздирающего крика избиваемого мальчика. Примерно через полчаса вышел Петр.

Когда я приблизилась он взял меня под локоток и очень галантно ввел в хату. На столе стоял ужин. Люда хоть и с заплакаными глазами, но довольно спокойно хлопотала у плиты. Люда побежала в конюшню. А то пожалуйста, — пожал плечами хозяин Я бросилась следом за Людой.

Отключила аппарат и вошла вовнутрь. На полу в разорваной на ленты сорочке без брюк и белья весь в крови лежал Паша. Мать занесла мокрые простыни и обвернула. Я присела на корточки и погладила его по голове — Уходите, — сквозь слезы почти беззвучно произнес он — Иди отсюда, — прикрикнула на меня Люда. Я заплакала и выбежала вон. Идти в дом даже не пришло мне в голову. До глубокой ночи бродила по деревне. Когда вернулась, все, кроме Люды, спали, она ждала. Я из-за Павки тебе нагрубила, он ведь стесняется.

Отец чуть насмерть не засек мальчонку. Подишь, так, как сегодня, через день драть? Даже к ихней бабке бегала, просила, чтоб не звали, ан нет, все равно прибегали. Через три недели уехали. Ой, Инка, — вдруг почти запричитала Люда, — не знаю, как. Завтра Петров батька приезжает. У него не забалуешь. Зимой приехал, Петра так отходил за милу душу. Мужа маво, сына значит сваво. И как дядьку здорового? Девки, как пацаны, по деревне шарятся. Пацан смеет в глаза смотреть — дерзкий.

Короче, разложил на лавке и розгами сек до крови, потом на ту же лавку Павлушку швырнул, и его тоже сек как собаку. Девчонок, правда, пожалел, на колени к себе положил, и так стегал. Ну, а когда всех по кроватям распихала, и меня в конюшню вывел и возжами выпорол. Со стыда чуть не сдохла. А завтра опять здесь. Может, в этот раз обойдется, Павлушеньку поротым увидит, может Петра и похвалить.

В строгости, значит, держит. Выговорилась, чуть легче. Мы обнялись с нею и поплакали и посмеялись над судьбой нашей, женской. Я ведь не замужем, детей у меня. Болтаюсь с аппаратом и за чужими жизнями подглядываю. Не знаешь, что лучше, спокойно в городе прозябать, или плакать, нервничать и бояться за детей.

Бывают ведь и букетики от сыночка и ласка от мужа. Прощаться не стала, толька Люду поцеловала и пообещала Пашке им сделаные фото прислать. Моя авторская выставка имела не просто успех, но и получила широкий резонанс в кругах детских правозащитников. С меня чуть ли не требовали открыть место пребывания этих людей и назвать фамилию. Только один молодой журналист, коренной москвич, все пожимал плечами и недоумевал, чего они все так голосят.

познакомили дочь с розгами и ремнем

На каждом шагу так детей воспитывают. И меня отец порол. Святые угодники Отец Федор был наш сосед. Многодетная семья батюшки переехала из деревни к. Отца Федора перевели в нашу церковь, которая находится в трех кварталах от дома.

Его супруга — матушка Нина — была высокая худощавая женщина, бывшая баскетболистка. Ходила всегда в длинных юбках от чего казалась еще выше. Самая старшая дочь Мария 22 лет приходила к родителям в гости, потому как была замужем. Двое близнецов Кирилл и Мифодий летние студенты семинарии. Самая младшая Дунька ходила во второй класс. Познакомились в первый же день, потому что слух о новом священнике распространился задолго до их приезда.

В переезде семье Шиловых помогали молодые дьячки и семинаристы — товарищи Кири и Мифы. Матушка Нина созвала соседок на чай для знакомства. Моя мама и бабушка причесались на пробор, испекли русский каравай и пошли в гости.

Меня с собой не взяли, аргументируя тем, что выгляжу как черт. Я побывала у Шиловых на следующий день. Ничего необычного не обнаружила. Денис пришел в школу, как все, в джинсах и футболке.